2011 - Международный год лесов

Лесные пожары | В Предбайкалье обострились проблемы пожаров и незаконной вырубки

 

Осознавая остроту и масштабность проблемы, общественная организация Байкальская Экологическая Волна в 2012 г. осуществляла проект «Сократим ущерб, наносимый сельскохозяйственными палами дикой природе Предбайкалья!». В его рамках было проведено 5 полевых выездов (общей продолжительностью 25 дней) в основные лесостепные массивы, а также последний оставшийся участок поймы р. Ангары.


Дикая природа предбайкальской лесостепи деградирует из-за пожаров и незаконных рубок. Среди причин оскудения природы одно из первых мест сейчас занимают пожары. Причем не только лесные, но и сельхозпалы. Именно эта категория пожаров стала истинным бедствием для лесостепных районов Иркутской области.

Хуже всего обстоят дела на правобережье Братского водохранилища. Осинский район впору объявлять зоной экологического бедствия. Огромный урон нанесен здесь всем доступным лесам. Нет ни одного лесного массива, ни одного окруженного степью лесного островка, ни одной опушки, которые бы не были обезображены лесорубами. Повсюду продолжают уничтожать последние уцелевшие деревья с «товарными» стволами. Огромные свалки опилок и горбыля, результат работы сотен пилорам, окружают (и постоянно горят) практически все населенные пункты. Фермерство здесь не в почете. Редки обработанные поля и стада скота, а если и увидишь трактор – он катит в лес, на помощь лесорубам. Основа экономики района – хищническая заготовка древесины. Повсеместные лесные пожары возникают в основном по вине лесных браконьеров, проходят по лесам, исхлестанным варварскими рубками. При этом закладывается мощная бомба, неминуемо сработающая в будущем. В лесах сохнет огромное, не виданное никогда ранее количество порубочных остатков. Если случится засуха, такая как в 2003 г., то за 2 месяца, лишенные осадков, верховые пожары охватят тысячи квадратных километров в одном лишь Осинском районе. Это будет бедствие еще не виданных в нашем регионе масштабов. Никогда столь массово не «заготавливалась пища» для будущего огня. В такой ситуации МЧС, вероятно, будет объяснять происходящее «крайне неблагоприятными погодными условиями». Но действительная причина – жадность и безответственность местных и приезжих заготовителей древесины, а также последствия действующего Лесного кодекса, фактически ликвидировавшего лесную охрану.

Экологическая ситуация в лесостепном левобережье Братского водохранилища (Аларский, Нукутский, Балаганский районы) не столь критична как на правобережье. Здесь нет разгула «черных лесорубов», а также дымящих свалок из опилок и горбыля. Тем не менее, леса на левобережье в большом дефиците, а их использование в ряде мест запредельно. Например, горы на южном берегу Унгинского залива «лысеют» буквально на глазах. Покрывающие их вершины лесные участки вырубаются на дрова. Но главной проблемой являются пожары. Все леса пройдены многократными низовыми пожарами, хвойного подроста очень мало. Вероятно, не менее 20-30% лесной площади уничтожено верховым огнем. Горят и сосновые боры, и березовые колки, лесополосы на полях и вдоль дорог. Более всего пострадал сосновый бор на горе Хашкай. Верховой пожар уничтожил примерно 80% его площади, составлявшей около 2 тыс. га. И подобная картина наблюдалась нами повсеместно – от р. Каменки на юге до п. Балаганск на севере. На всем этом пространстве за 10-15 лет резко сократилась доля сосновых лесов, на их месте поднимается березовый подрост. А многие еще сохранившиеся лесные участки лишились всех крупноствольных деревьев (прежде всего сосен и лиственниц).

В лесостепях Ангаро-Ленского междуречья (Эхирит-Булагатский, Баяндаевский и Качугский районы) ситуация благополучнее как в отношении пожаров, так и незаконных рубок. И что очень важно – проводятся реальные противопожарные мероприятия. Речь идет о создании минерализованных полоз. Недешевые работы проводятся фермерами, их цель – предотвратить переход огня с сельхозугодий на лес. Эту практику необходимо распространить на все лесостепное Предбайкалье, предусмотрев меры поощрения за ее реализацию (и наказания – за невыполнение). Тем не менее, в последние годы в Ангаро-Ленской лесостепи очень сильно выгорел ряд ценных лесных участков, а также пойменные заросли по р. Манзурке и (местами) на Верхней Лене. Следует отметить, что в таежном ландшафте этих районов дела обстоят намного хуже.

Реликтовые байкальские лесостепи Ольхонского района за последнее десятилетие очень сильно пострадали от лесных пожаров. Но, в 2012 г. вероятно впервые за многие годы в весенне-летний сезон здесь не было ни одного сельхозпала, зарегистрирован лишь один лесной пожар (в 2011 – 38). По мнению начальника МЧС Ольхонского района С.В. Богомоева, это результат не только влажной погоды, но и профилактической работы. В частности, подворовых обходов, проведенных сотрудниками администраций МО, МЧС, в ходе которых население информировалось о запрете сельхозпалов.

На последнем в Иркутской области участке поймы Ангары (между Иркутском и Ангарском), представляющем собой ценнейший участок дикой природы, ситуация катастрофична. К настоящему времени сгорели почти все ивово-черемуховые и кустарниковые (ив основном из шиповника, таволги, кустарниковых ив) заросли. В 2012 г. уничтожались их последние крупные участки. В мае 2012 г. острова Лиственничный и Березовый были сплошь пройденными пожаром. Погибло более 90% всех древесных зарослей, окаймляющих речные протоки. Это произошло, несмотря на аномальную холодную и дождливую погоду.

Лесостепные районы Предбайкалья различаются по причинам возникновения лесных и травяных пожаров. В Осинском районе их основные виновники – черные лесорубы. Нередко пожары возникают здесь (как и в Боханском районе) из-за многочисленных постоянно горящих свалок древесных отходов с пилорам. В лесостепном левобережье Братского водохранилища причиной подавляющего большинства лесных и травяных пожаров являются сельскохозяйственные палы. Выжигаются прошлогодняя трава на заброшенных полях, на пастбища, на лугах, вероятно и стерня на обрабатываемых полях. Огонь с сельхозугодий перекидывается на лесные участки. Определенную роль играют и поджоги по вине рыбаков и отдыхающих. Большие участки Хашкайского бора погибли именно по этим причинам, как и леса на склонах гор южного берега Унгинского залива. Именно здесь пропаганда необходимости отказов от сельхозпалов, соблюдения противопожарных правил особенно актуальна.

В Ангаро-Ленском междуречье сельхозпалы в 2012 г. были редки (иногда поджигались пойменные луга). Здесь источником большинства пожаров, приуроченных к поймам Ангары, Лены и их лесостепных притоков, являются отдыхающие и рыболовы. В отдаленных районах, например, верхнем течении р. Куды, где приезжих мало, лес и сельхозугодья почти не горят – местные жители сельхозпалов в последние годы не практикуют. Но в местах с оживленными дорогами, например в районе Бозоя и Жердовки, леса горят ежегодно. Люди отдыхают на берегах рек и на опушках, оставляя непотушенные костры, окурки. Здесь на окраинах ряда населенных пунктов также имелись горящие свалки опилок с пилорам. В Приольхонье и на Ольхоне весенний период пожары чаще всего возникают по вине рыбаков, летом – из-за туристов. В пойме Ангары лишь малая часть лугов используется под сенокосы и пастбища. Нет ни малейшей необходимости огнем «поддерживать» эти сельхозугодья. Но каждый год пожары охватывает сотни и тысячи гектаров ангарской поймы, включая острова, куда сам огонь не дойдет. Причина выжигания – костры и окурки, оставленные отдыхающими, пьющими и рыбачащими согражданами. Сейчас не то, что экологическая – любая культура неведома подавляющему их большинству.

Заметное сокращение лесопокрытой площади произошло в Балаганско-Нукуткой лесостепи, резкое сокращение древесно-кустарниковых зарослей - в пойме р. Ангары. До недавнего времени в предбайкальских степных массивах часто встречались одиночные крупные лиственницы. К настоящему времени подавляющее их большинство уничтожено огнем, либо они настолько сильно обгорели (как правило, у земли стволы выгорели насквозь), что окончательная гибель – вопрос ближайших лет.